Ночи Ромадана

ИСКУССТВО НА ВОСТОКЕ

У нас, европейцев, существует предубеждение, что восточные народы — ярые противники картин и статуй. Отсюда же идет и древнее, как мир, обвинение, не уступающее тому, которое приписывается Халифу Омару,— уничтожение библиотеки в Александрии, в действительности исчезнувшей с лица земли задолго до него в результате пожара и разграбления ее Серапионом.

В то же время всем известно, что в гренадской Альгамбре  есть картины, нарисованные на пергаменте, и что один из мавританских правителей этого города повелел воздвигнуть статую своей возлюбленной в Саду дев. Как я уже говорил, в Константинопольском серале находится галерея с портретами султанов; самые старые из них написаны венецианцами Беллини2, приглашенными сюда за большое вознаграждение.

Мне даже удалось посетить в Константинополе выставку картин, открытую во время праздника Рамадана в предместье Галаты, неподалеку от въезда на понтонный мост через Золотой Рог. Однако следует признать, что эта выставка вызвала бы много недоумений у французской критики. Прежде всего на картинах совершенно нет изображений человека — одни лишь пейзажи и натюрморты.

Примерно пятьсот — шестьсот полотен (все в черных рамках) можно было бы разделить таким образом: картины на религиозные темы, батальные сцены, пейзажи, морские виды, изображения животных.

На первых воспроизводились самые знаменитые мечети Османской империи — только архитектурный облик и несколько деревьев, подчеркивающих красоту минаретов. Ярко-синее небо, земля цвета охры, красные кирпичи и серые купола — вот все, что изображалось на полотнах, создатели которых неукоснительно следовали требованиям религиозных догм.

Что же до батальных сцен, то художники, скованные религиозными запретами, не могли изображать какие бы то ни было живые существа, будь то лошади, верблюды или всего-навсего майские жуки. Но мусульманские живописцы справляются с этой трудностью: глядя на их полотна, создается впечатление, что находишься на огромном расстоянии от картины: рельеф местности, реки и горы прорисованы достаточно четко, планы городов, линии укреплений и траншеи, расположение каре и батарей выписаны с большой тщательностью, огромные жерла пушек извергают пламя, а из мортир огненной дугой вылетают ядра. Люди иногда только обозначены точками. Палатки и флаги указывают на государственную принадлежность, а в подписях под картиной сообщается имя военачальника-триумфатора. В морских сражениях общее впечатление усиливается из-за присутствия кораблей, поскольку в морских сражениях есть нечто захватывающее; определенную живость в картины вносят также группы земноводных и китообразных, только им дозволено быть свидетелями морского триумфа Полумесяца.

Интересно отметить, что ислам разрешает изображать лишь некоторых животных, относящихся к разряду монстров. Так, например, повезло сфинксу, сотни и тысячи изображений которого украшают константинопольские кофейни и цирюльни. У этих сфинксов прекрасное женское лицо и тело крылатого коня; длинные черные косы ниспадают на спину и грудь, томные глаза под дугообразными бровями подведены коричневой краской. Каждый художник вправе придать сфинксу сходство со своей возлюбленной, и все, кто будет им любоваться, сможет увидеть в нем идеал красоты, ведь, по сути дела, это изображение небесного творения, того существа, которое вознесло Мухаммеда на небо.

[1]23
Белмедпрепараты